Экспонат месяца

Скульптура «Степан Чумпин». Каслинский чугунолитейный завод, нач. ХХ в. Чугун; литье

К середине XVIII века Урал превратился в промышленный центр, здесь появились заводы Демидовых и Осокиных. Именно в это время Степан Чумпин решил воспользоваться своей тайной. Однажды, гуляя на этой горе, он нашел кусок руды и отнес его горному мастеру Ярцеву. Вместе они...

Бутыль-бюст генерала М.Д.Скобелева. Завод братьев Костеревых, Владимирская губ. Нач.XX в.

Самые ценные образцы старинного стекла  – изделия лучших российских стекольных заводов – представлены в Егорьевском музее в свето-акустической экспозиции «Феерия света». Свое особое место в ней занимает одна необычная фигурная бутылка. На первый взгляд кажется, что она фарфоровая. Но это не так. На самом деле, изготовлена она из прессованного молочного стекла, которое и было создано в попытке подражать фарфору. А достигается такой эффект путем добавления в стеклянную массу окиси олова. 

Выполнена эта бутылка в виде бюста генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. На нем парадный военный мундир с генеральскими погонами, аксельбантами и наградами. Портретное сходство передано мастерски. Изготовлена бутыль на заводе братьев Костеревых, который был основан в середине XIX столетия во Владимирской губернии (ныне – Мишеронский стекольный завод Костеревых в пос. Мишеронский Шатурского района). Завод славился производством бутылочного стекла. Костеревы отмечались наградами на многих престижных выставках. В свое время производству братьев Костеревых было присвоено высокое и почетное звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества». Поставщики императорского двора составляли в те времена элиту торгово-промышленного мира Российской империи. Фигурные бутылки, подобные представленной в музее, пользовались особой популярностью. Они были рассчитаны на неприхотливого горожанина, который, используя бутылку, мог украсить ею  свое жилище.

К сожалению, сегодня мало кто слышал о генерале Михаиле Скобелеве. А ведь когда-то его знала и любила вся Россия. Что же это был за человек?

В истории не так много знаменитых военачальников, о которых можно уверенно сказать: «Он не проиграл ни одного сражения». Это — Александр Невский, Александр Суворов, Федор Ушаков. В XIX веке таким непобедимым полководцем был Михаил Дмитриевич Скобелев – блистательный военачальник и стратег, настоящий фанат военного дела, обожаемый своими солдатами и офицерами. При жизни его сравнивали с Александром Суворовым, его именем называли площади и города, о его подвигах и походах слагали легенды и песни. Преданный слуга Отечества, близкий друг царю, солдатам – отец родной. Пожалуй, ни до, ни после не было в России военачальника, который обладал бы всеми этими качествами одновременно.

Слава Скобелева связана как с русско-турецкой войной 1877-1878 годов, освободившей балканских славян от почти пятивекового турецкого господства, так и с присоединением Туркестана (Средней Азии) к России. Эти победы стали настоящим бальзамом для ран, нанесенных патриотическому чувству россиян поражением в Крымской войне. И генерал, чей воинский талант во многом способствовал успешным действиям русской армии, стал национальным героем.

Его военная карьера была головокружительной: генерал от инфантерии, генерал-адъютант (причем, чин генерал-майора, Скобелев получил в 32 года, а это все равно, что сегодня в 25 лет стать начальником штаба Вооруженных Сил России); обладатель высших воинских наград за храбрость, завоеванных в наисложнейших походах и военных действиях.

Богатырски сложенный, высоченный, красивый, всегда в белом мундире и на белом коне. «Белый генерал» — так называли его современники. Скобелев был отчаянно храбр. Он лично водил свои полки в атаку, первым бросаясь в самую гущу битвы. Завидев впереди развевающийся на скаку белый плащ своего командира, солдаты, очертя голову, бежали за ним, сметая неприятеля на своем пути. В одном только туркестанском походе Скобелев получил пять ран от вражеских пик и сабель. Поразительно, но при этом в самом отряде Скобелева почти не бывало потерь. Существует такая запись того времени:  «один только скобелевский отряд не давал ничего госпиталям». О нем говорили как о генерале-богатыре, которого лично опекает Пресвятая Богородица.

Скобелев проявлял истинную братскую и отеческую заботу о солдате. Он не стеснялся не только заговорить с ним; с солдатами он и ел, и пил, и делил с ними все сложности суровой походной жизни. В этом он действительно близок Суворову. Он писал приказы, где уделяется внимание рядовому солдату до мелочей, расписывал, как нужно грузить имущество на лошадь, как укрепить сапоги солдату, что в кашу добавлять и прочее. Никто не заботился так о своих солдатах как Михаил Дмитриевич. Однажды, чтобы вывезти раненых на лечение, он за свой счет зафрахтовал пароход до Одессы. Как-то раз по поводу тяжелых потерь под Плевной один из генералов в его присутствии легкомысленно заметил: «Лес рубят — щепки летят». Скобелев мгновенно вспыхнул: «...Для меня в каждой этой щепке — человеческая жизнь с ее страданиями и земными заботами». Своим офицерам он постоянно повторял: «Полководец должен испытывать укор совести, ведя людей на войну».

В то же время Скобелев не был «солдафоном». Это был умный, тонкий, интересный человек, ироничный, веселый, отличный спорщик и разудалый гуляка. К тому же он был прекрасно образован. Подумать только — к восемнадцати годам он владел восьмью европейскими языками, великолепно знал мировую литературу и всеобщую историю, а, кроме того, проявлял неординарные математические способности.

После русско-турецкой войны в России почти в каждой крестьянской избе рядом с иконами можно было увидеть портрет Скобелева. Ни один военачальник в русской истории не удостаивался такого всенародного обожания.

Жизнь М.Д. Скобелева оборвалась на гребне успеха и славы. Этому человеку, прошедшему через множество войн, участнику семидесяти сражений, никогда не щадившему себя в бою, не суждено было погибнуть на поле брани. Он умер скоропостижно в возрасте 38 лет (предположительно, от паралича сердца). Смерть генерала потрясла всю Россию и переживалась как всенародное горе. Траурный поезд с гробом двигался из Москвы до Рязани по коридору, образованному огромным количеством людей, столпившихся по обеим сторонам железнодорожного полотна. У самого же полотна многие стояли на коленях. Поезду приходилось постоянно останавливаться. Вдоль всего его движения, к железной дороге выходили крестьяне со священниками, выходили целыми деревнями, городками, с хоругвями и знаменами, что было совершенно исключительным и небывалым явлением. Люди служили по пути сотни панихид. В Рязани весь вокзал был забит народом. Отсюда крестьяне 30 верст на руках несли гроб с телом Михаила Дмитриевича до Спасского, родового имения Скобелевых. Там он был похоронен рядом с отцом и матерью.

 

В 1912 году в Москве на Тверской площади (там, где сейчас стоит памятник Юрию Долгорукому) на народные средства Скобелеву был поставлен красивый памятник. Экспонат Егорьевского музея – бутылка-бюст генерала – является своеобразным откликом мастеров известного стекольного завода на это знаменательное для того времени событие. Но в 1918 году памятник был снесен, а Скобелев объявлен «поработителем и угнетателем трудящихся масс братского Востока».

Для Егорьевского музея необычная бутыль является не только образцом продукции одного из лучших стекольных заводов в России второй половины XIX - начала XX века. Это еще и прекрасная возможность через предмет рассказать о выдающемся человеке, имя которого составляет воинскую славу России.