Экспонат месяца

Иван Лебедев. «СТАРИК С ГЛОБУСОМ» (Галилей). 1880 год. Холст, масло

Герой картины – выдающийся итальянский физик, механик, философ и математик, изобретатель телескопа, астроном, оказавший значительное влияние на науку. Последователь Коперника, Галилей был сторонником гелиоцентрической системы мира, что привело его к конфликту с...

Неизвестный художник. Проводы новобранца. Конец XIX в. Картон, масло

В коллекции Егорьевского музея есть живописная лубочная картина неизвестного художника «Проводы новобранца». Она является измененной копией с гравюры А.Г. Ухтомского «Отец, благословляющий сына в ополчение» по картине И.В. Лучанинова «Рекрут, прощающийся со своим семейством». В условиях патриотического подъема, вызванного событиями 1812 г., картина Лучанинова пользовалась необыкновенным успехом.
На этой картине действие происходит явно раньше времени создания (форма солдата характерна для I четв. XIX в.), и на наших глазах разворачивается драматическая коллизия в крестьянской семье:

 

«Одной бедой не кончилось:
Чуть справились с бесхлебицей –
Рекрутчина пришла» (Н. Некрасов).
Это действительно беда – ведь рекрутский возраст был от 20 до 35 лет, а воинская служба длилась в разные годы от 25 до 15 лет, то есть семья практически насовсем теряла кормильца, работника, сына, мужа, отца... Вот эту ситуацию и изобразил художник. Ему удалось передать ее искренне и правдиво, психологическая трактовка сюжета очень убедительна: заломила в отчаянии руки жена, едва стоит почерневшая от горя мать, не совсем понимает, что происходит, маленький мальчик, сидящий за столом; сочувственно смотрит официальный представитель власти – солдат, а смирившийся с неизбежным отец иконой благословляет сына. А на столе медные и серебряные монеты. Что это? Быть может, откуп, который собирали, но не набрали нужной суммы? А может быть, это община компенсировала семье потерю работника? Но с глубокой печалью на лице держит рекрут в руке монетку – не уйти от несчастной судьбы, придется расстаться со всем, что так мило сердцу. И это является главным изобразительным и смысловым моментом, смещающим акценты в осмыслении сюжета картины. Ведь на оригинале – полотне художника Лучанинова мужчина молитвенно сложил руки, с благоговением принимая благословение отца. А на гравюре Ухтомского герой осеняет себя крестным знамением, склонившись перед отцом в глубоком поклоне.
Художник по-настоящему сочувствует героям своего произведения, изображая их старательно. Но главное здесь не это, а мироощущение, настроение: у матери, сжимающей руками каравай хлеба, лицо будто списано с иконы – так оно аскетично, полно страдания и смирения. Молодая жена в полном расцвете женской красоты, и художник с удовольствием выписывает кубовый сарафан с позументом, рубаху с пышными сборками на груди и нарядный кокошник. А солдат с ружьем и в форме просто очень красив и художнику явно нравятся его изогнутые брови, ухоженные не по-крестьянски усы, кивер, блестящие пуговицы на форме, тонкий штык ружья.
При всей драматичности изображенной ситуации художник считает важными бытовые подробности. Методично изображены вилы, грабли, коса, цеп – основные орудия крестьянского труда, и солоница с горшком на полке, и кочедык на поясе отца.
Кроме того, в этой картине есть движение. За счет ритма фигур и чередования разворотов возникает некая композиционная асимметричность, динамика.
Это творение очень далеко от высокого искусства, и многое в нем вызывает иронию. Художник вольно обращается с анатомическими пропорциями: очень крупные руки и маленькие ступни, лица некоторых моделей несоразмерно велики, головы повернуты в 3/4, ноги развернуты фронтально, а у молодой женщины и вовсе не просматривается вторая нога. Не удается автору и передача объема за счет светотени. И с перспективой беда – фигуры, стоящие на втором плане, выше тех, что впереди, полка с посудой висит наклонно. Все это характерно для лубочного стиля в искусстве.
Картина поступила в музей в 1916 г., т. е. принадлежит собранию основателя музея М.Н. Бардыгина. Написанная на картоне, она имела очень плачевный вид – картон был покороблен так сильно, что даже реставрировать ее пришлось с двух раз. Сначала – в реставрационных мастерских Российской Академии живописи, ваяния и зодчества она почти полгода лежала под прессом. Следующий этап работ в 2008 г. произвел реставратор 1-ой категории Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря В.В. Кузнецов. В результате всех реставрационных мероприятий картина приобрела экспозиционный вид и заняла свое место в зале керамики художественного отдела егорьевского музея.

Архив экспонатов